Ваш город Кеймбридж? Да Выбрать другой

Концептуальные положения фитотерапии больных рассеянным склерозом (часть 1)


О.Д. Барнаулов, М.Л. Поспелова, М.А. Зайцева.

Институт мозга человека РАН, Санкт-Петербург

 

В 50-х годах прошлого века большие группы исследователей под руководством гениального русского фармаколога, зав. кафедрой фармакологии Военно-Медицинской Академии (Ленинград) Николая Васильевича Лазарева (1895-1974) начали изучение препаратов из некоторых растений Дальнего Востока, широко используемых в традиционных медицинах стран Восточной Азии (Гриневич М.А., 1990) и называемых сегодня классическими фитоадаптогенами: женьшень, аралия, заманиха, элеутерококк, акантопанакс, лимонник, левзея или рапонтик, родиола. (Видовые названия, части растений и некоторые растения опущены). В результате Н.В. Лазаревым и его школой была создана уникальная теория состояния неспецифически повышенной сопротивляемости организма (СНПС), вызываемого адаптогенами [14]. По масштабности и значимости она стоит в одном ряду и тесно переплетается с теорией общего адаптационного синдрома Г. Селье, теорией адаптационно-трофической функции симпатической нервной системы Л.А. Орбели, основами гелиобиологии Л.А. Чижевского, получая все новые экспериментальные и, что особенно важно, клинические подтверждения в работах многих авторов, порою даже не знающих о ее существовании. Основной характеристикой адаптогенов, точнее вызываемого ими СНПС, является мобилизация многочисленных механизмов, каскадов эндогенной защиты, ограничивающих объем и тяжесть повреждения, противоальтеративный, антидеструктивный эффект, а также ускорение процессов репарации, включая регенерацию, вне зависимости от повреждающего воздействия и локализации повреждения. Мобилизуются нейромедиаторные, гормональные, ферментные, иммунные каскады аутозащиты, реализуемые собственными метаболитами [10,12, 19, 20, 23]. В последующем рядом работ доказано, что способность вызывать СНПС, сохранять и поддерживать наш биохимический, функциональный и структурный гомеостаз, положительно влиять на репродуктивную систему человека присуща не только классическим фитоадаптогенам, но и многим другим растениям, в том числе пищевым, съедобным, пряноароматическим, кормовым (то есть нетоксичным) [3,4,8,9,16,22,23]. Констатация этого факта логически приводит к пониманию единства биогеоценоза и широких перспектив использования «заинтересованности» многих растений в поддержании здоровья и размножения животных. С этих позиций фитотерапия является элементом программы поддержания жизни на планете, чего о ксенобиотиках не скажешь.

В эксперименте уменьшение объема и тяжести альтерации, более быстрая компенсация ее прослежены нами на фоне адаптогенов и других растений для различных органов и систем [2,3,4]: ЦНС, сосудов, тканей желудка, кожи, печени, селезенки, инсулин-продуцирующего аппарата поджелудочной железы. Сделан вывод о системном, неорганотропном их действии, что подкрепляет теорию СНПС. Наибольшее внимание привлекало церебропротективное действие растений, их способность повышать резистентность к различным типам гипоксии, нейротоксинам, защищать и ускорять восстановление нормальных условно- и безусловно-рефлекторных форм поведения животных при их повреждении коразоловым шоком, умеренной электротравмой, максимальным электрошоком. Помимо большинства классических фитоадаптогенов церебропротективные, ноотропные свойства проявили настои и отвары (но не вещества и фракции) из цветков лабазника вязолистного, корневища валерианы, корней видов пиона, солодки, кодонопсиса, растений семейства Имбирные, Колокольчиковые, надземных частей видов шикши, чины, краганы, язвенника, листа березы, бутонов гвоздичного дерева, бадьяна, мускатного ореха и других растений. Основываясь на применении этих растений в этноятрии и традиционных медицинах, на результатах собственных и других авторов экспериментов, считали обязательным включение наиболее активных растений-церебропротекторов в поликомпонентные сборы для лечения больных рассеянным склерозом.

Рассеянный склероз (РС) считается типичным деструктивным аутоиммунным заболеванием, при котором антитела к белку миелина повреждают миелиновые оболочки аксонов в головном и спинном мозге [11,17]. Триггером может быть любая инфекция, но по нашим наблюдениям чаще – тяжелая стрессорная ситуация. Среди больных преобладают молодые, астеничные женщины и девушки, физически недоразвитые, невыносливые, склонные к частым ОРВИ, с типичными для астеников гипотензиями, ортостатическими эпизодами, стресс-неустойчивостью, быстрой утомляемостью, акроцианозом, непереносимостью жары, овариальными дисфункциями. Все больные РС нуждаются в назначении классических и неклассических фитоадаптогенов, но для данной, превалирующей по численности группы астеников адаптогены являются конституциональными средствами, которые следует назначать в более широком (по возможности) ассортименте и большем количестве.

Опыт лечения более 400 больных РС позволяет отметить наличие астенической конституции у 74,5%, быстрой утомляемости, синдрома хронической усталости у 79,5%, гипотермии конечностей и акроцианоза у 68 и 46%, непереносимости духоты, жары и бани у 69%, артериальной гипотензии у 72%, ортостатических эпизодов у 76,5%, сресс-неустойчивости у 56% пациентов. Ряд симптомов удается купировать в течение первых 6 месяцев массированной фитотерапии: гипотензию у 76%, ортостатические головокружения у 83%, быструю утомляемость у 89% пациентов. Они и родственники без подсказок отмечают тонизирующий (не стимулирующий), энергезирующий эффект фитотерапии. К вульгарной трактовке адаптогенов как психостимуляторов, подобных кофеину, фенамину, следует относиться критически. К стимуляторам из них ближе всего лимонник. При ограниченности арсенала адаптогенов, при невозможности лечить больного настоем поликомпонентного, индивидуально подобранного сбора рекомендуем коктейль адаптогенов из аптечных настоек и экстрактов женьшеня, элеутерококка, аралии, заманихи, лимонника, родиолы, левзеи, а также пантокрина [3]. Всем больным назначаем мумие [15].

Сегодня при лечении больных РС основной акцент делается на иммуномодулирующей терапии (препараты β– и α–интерферонов, копаксон, плазмоферез, иммуносупресанты, кортикостероиды) [11,17]. Прочие бесчисленные методы и средства считаются дополнительными. Их множество подчеркивает наше бессилие в проблеме лечения больных РС. Соблюдая выдвигаемое сегодня требование доминирования иммунокорригирующей терапии больных РС, логично применить блок растений с установленной экспериментально или на основании клинического опыта десенсибилизирующей активностью. Среди 30-ти элитных растений традиционных медицин стран Восточной Азии наиболее используемым является корень солодки уральской, для препаратов которой установлена десенсибилизирующая, противовоспалительная, антидеструктивная, кортикостероидоподобная, противоатерогенная, противодиабетическая, эстрогенная и ряд других активностей [2,18]). Частое применение солодки в традиционных медицинах находится в резком диссонансе с забвением ее рядом отечественных фитотерапевтов, что скорее всего является признаком неинформированности и некомпетентности. Корень солодки с его полимодальным действием является обязательным ингредиентом сборов, назначаемых больным РС. Дозировки солодки: от 20 до 60 г на 1,0-1,2 кг массы сбора в зависимости от тяжести течения заболевания. Возможно подсоединение экстрактов, хуже сиропа солодки. Среди десенсибилизирующих растений фигурируют виды с адреномиметическим типом действия: эфедра, копытень, кирказон (аристолохия). Последний плюс ко всему эффективен при аменорее, опсоменорее, олигоменорее. Нарушения менструального цикла наблюдали у 63% женщин детородного возраста, больных РС, и устранили их блоками emenogoga и aphrodiaca у 66% из них. К десенсибилизирующим растениям традиционно причисляются череда, черноголовка, ряска малая, паслен, калина, аир, девясил, ромашка, тысячелистник, полынь Сиверса. Блок растений-десенсибилизантов систематически включаем в состав поликомпонентных сборов в зависимости от наличия сырья и показанности того или иного вида конкретному больному.

Считаются показанными больным РС среди других групп медикаментов нестероидные противовоспалительные средства (НПВС). Синтетические НПВС в большинстве своем являются агрессивными, деструктивно действующими медикаментами. Например, для получения деструкций желудка в эксперименте используют аспирин, бутадион, атофан, индометацин. Так называемые противовоспалительные растения (солодка, лист малины, ивы, шалфея, липы, вахты, цветки ромашки, лабазника, календулы, липы, бузины, тысячелистника, зверобой, мята, мелисса, володушка,…) не только ограничивают экссудацию и пролиферацию, ускоряют разрешение воспаления, но уменьшают объем и тяжесть альтерации [2,4], проявляя, подобно классическим адаптогенам, антидеструктивные свойства. В гомеопатии череда, календула, арника считаются показанными при травмах, в том числе душевных и медикаментозных. Блок «противовоспалительных» растений применяем с целью препятствия появлению очагов демиелинизации и быстрейшего разрешения экссудативных процессов в имеющихся бляшках.

Для классических адаптогенов и многих других растений характерен стресс-лимитирующий эффект [2,3,8,12,22], заключающийся в продлении стадии резистентности и отдалении стадии истощения с присущими ей деструктивными изменениями. Стресс является наиболее частым провокатором дебюта и экзацербаций РС. В ряде случаев рационально назначение не только адаптогенов, но по принципу микстуры лауреата Нобелевской премии И.П. Павлова (бром+кофеин) растений с умеренным седативным действием: пустырника, купыря, багульника, хмеля, пикульника, дербенника, кориандра, кумина, почек тополя, цветков лабазника, ромашки, листа ореха грецкого, смородины черной, корня девясила (Inulahelenium), аира и других. Некоторые из них проявляют цебропротективные свойства (багульник, пустырник, девясил, виды пиона, лабазника). Интереснейшей темой является подбор растений, модулирующих настроение пациента, «веселящих сердце» [1], повышающих его стресс-устойчивость. При лечении больных РС в поликомпонентный сбор включаем блок растений со стресс-лимитирующими свойствами.

Противоэкссудативное, дегидратационное, детоксикационное действие оказывают растения, в широкой гамме свойств которых выделяют и диуретический эффект: хвощ, василек, можжевельник (хвоя, шишкоягоды), погремок, лист одуванчика («писун-трава»), петрушка, сельдерей, любисток, морошка, душица, мята и многие другие. Диуретические свойства, как и противовоспалительные, гепатопротективные, сосудоукрепляющие фоновы для лекарственных растений. Достоинством этих мягких, физиологичных диуретиков является отсутствие дефицита калия, который они поставляют, не быстро возникающее или отсутствующее привыкание, широкие возможности их замены и персонифицированного подбора. Назначение дегидратирующих растений считаем обязательным при лечении больных РС.

Проблема ремиелинизации демиелинизированных проводников сегодня абсолютно не решена, что тем более оправдывает поиск фитотерапевтических путей ее разрешения. С сожалением отмечу, что ни в одной из монографий, посвященных рассеянному склерозу, нет даже попытки рассмотреть возможность применения лекарственных растений, методов натуротерапии с этой целью. Тем не  менее, сведения о растениях, способствующих восстановлению структурного гомеостаза, в доступной литературе почерпнуть можно. Вызываемое адаптогенами СНПС характеризуется ускоренными процессами регенерации. К примеру, энтеральное введение деалкоголизированной настойки корня, листьев женьшеня, отвара язвенника ранозаживляющего, настоя цветков лабазника вязолистного ускоряет эпителизацию полнослойных длительно не заживающих ран у мышей и/или полнослойных некрозов желудка [2]. Можно предположить, что ткани мозга менее чувствительны (или не чувствительны?) к оптимизирующему регенерацию действию растений, но установление у них церебропротективных свойств, неорганотропности их действия позволяло предположить положительный эффект. В тех нечастых случаях, когда обеспеченные пациенты могли себе позволить повторные МРТ-исследования хотя бы через год есть прецеденты исчезновения очагов демиелинизации и существенного уменьшения их площадей, корригирующие с отсутствием обострений и неврологического дефицита. Однако такие исследования требуют целенаправленной систематической государственной поддержки и не под силу небольшим группам энтузиастов. Помимо упомянутых, можно рекомендовать следующие растения, оптимизирующие процессы регенерации: шиповник, зверобой, сушеницу, манжетку, березу, ослинник, кипрей, виды язвенника и караганы, очиток пурпурный («живая вода»), очиток большой, олиственные ветви облепихи, малины и другие.

Вазоактивная терапия не является определяющей при РС (что дискутабельно), но оживление кровообращения, венозного и лимфатического оттока желательны. Таковое достигается применением цветков, листьев и плодов боярышика, каштана, цветков тысячелистника, надз. части видов герани, чистеца, горца почечуйного, бутонов гвоздичного дерева. Что же касается вазопротективных свойств, то они, как это было доказано нами,  присущи 83% лекарственных растений [2].